26 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Вера полозкова любовь как обувь

Вера Полозкова – цитаты

Без году неделя, мой свет, двадцать две смс назад мы еще не спали, сорок — даже не думали, а итог — вот оно и палево, мы в опале, и слепой не видит, как мы попали и какой в груди у нас кипяток.

  • Комментировать
  • Скопировать
  • Сообщить об ошибке

кто-то помнит нас вместе, ради такого кадра
ничего,
ничего,
ничего не жаль.

  • Комментировать
  • Скопировать
  • Сообщить об ошибке

Глаза – пещерное самоцветье,
И губы – нагло-хмельными вишнями.
В такой любви, как твоя – не третьи,
Уже вторые бывают лишними.

  • 1 комментарий
  • Скопировать
  • Сообщить об ошибке

Лучше йогурта по утрам
только водка и гренадин.
Обещай себе жить без драм —
и живи один.

  • Комментировать
  • Скопировать
  • Сообщить об ошибке

осень опять надевается с рукавов,
электризует волосы — ворот узок.
мальчик мой, я надеюсь, что ты здоров
и бережёшься слишком больших нагрузок.
мир кладёт тебе в книги душистых слов,
а в динамики — новых музык.

  • Комментировать
  • Скопировать
  • Сообщить об ошибке

Я планирую пить с тобой ром и колдрекс,
Строить жизнь как комикс, готовить тебе бифштекс;
Что до тех, для кого важнее моральный кодекс —
Пусть имеют вечный оральный секс.

  • 2 комментария
  • Скопировать
  • Сообщить об ошибке

Взглядом снимет скальп —
Но умеет плакать,
И тем бесценна.

  • Комментировать
  • Скопировать
  • Сообщить об ошибке

Навеки — это всего лишь чай
На верхние веки глаз.
. Фатально — это ведь где фата
И блюдечко для колец.
. «Любовь» — как «обувь», не замечал?
И лучше ходить босым.

  • Комментировать
  • Скопировать
  • Сообщить об ошибке

Я не то чтобы много требую — сыр Дор Блю
Будет ужином; секс — любовью; а больно — съёжься.
Я не ведаю, чем закончится эта ложь вся;
Я не то чтоб уже серьёзно тебя люблю —
Но мне нравится почему-то, как ты смеёшься.

Статья в тему:  К чему какает птичка на обувь

Я не то чтоб тебе жена, но вот где-то в шесть
Говори со мной под шипение сигаретки.
Чтоб я думала, что не зря к тебе — бунты редки —
Я катаюсь туда-сюда по зеленой ветке,
Словно она большой стриптизёрский шест.

Я не то чтобы ставлю всё — тут у нас не ралли,
Хотя зрелищности б завидовал даже Гиннесс.
Не встреваю, под нос не тычу свою богинность —
Но хочу, чтоб давали больше, чем забирали;
Чтобы радовали — в конце концов, не пора ли.
Нас так мало ещё, так робко — побереги нас.

Вера полозкова любовь как обувь

если сердце есть мышца, то радость, возможно, мышца.

здорово узнать, где она, до того, как займешься пламенем,

23.01–13.02.2017

II. mangalore tiles

садись поближе и глаза прикрой:

тут воздух сам лирический герой,

и псина, плесень, прозелень скупая,

и масло, и лимон, и дым, вскипая,

с тобой щекотной заняты игрой.

и облака как спелая папайя

медовая разбились над горой

такой густой, что требует труда,

такой с железным северным несхожий;

еще вода — как сходится вода

прохладная с разгоряченной кожей —

стоишь под ней, случайный выдох божий,

и думаешь: тебя, тебя сюда.

смотреть под утро: бледная стена,

по крыше ходит медленная птица

и рыжая грохочет черепица,

по краешку едва озарена.

вот прядь в луче горит и золотится.

вот мраморная долгая спина.

так старики, покуда им не спится,

перебирают дни и имена.

когда-нибудь, когда мы все умрем,

я угощу тебя копченым ячьим

соленым сыром, чаем с имбирем,

и одеяло на берег утащим,

и звезды все проедем дикарем,

и пальмы под рассветным янтарем

единственным назначим настоящим,

а не вот эту муку и тоску.

должна же быть еще одна попытка.

Статья в тему:  Чем можно разносить обувь

где раздают посмертье по куску,

там я прильнула, сонная улитка,

губами ноющими к твоему виску.

смеется Шива — вон его кибитка,

покачиваясь, едет по песку.

выбери себе одну

из крутых щербатых лестниц —

на закате лучший свет:

в озере идет ко дну

молодой тяжелый месяц,

как серебряный браслет.

сом плеснет, а может, карп;

в воду к ним со свежей стиркой

не столкнуть бы рюкзака;

несколько десятков кальп

тишине над Коти-Тиртхой:

она старше языка.

времени бывает тьма.

времени бывает толща.

вот и первая звезда.

кроны, облака, дома

рыба потревожит, морща, —

и расставит на места.

в городе сейчас толпа:

ищет люд иногородний

развлеченья и жилья.

это тайная тропа,

чтобы выйти подворотней

прямо в горние края,

где стоит такая тишь —

от летучей мыши эхо.

камень стоптан и нагрет.

где однажды ты сидишь.

ты услышал. ты приехал.

так не может быть.

связь мерцает. контакт искрит.

падая, ветки кокосов кровлю

крошат вдребезги, как бисквит.

вещи не подлежат контролю.

мы, заводы большой вины,

в Индии спасены.

дом почуешь за двадцать ям.

в дом заходят гекконы, мыши.

сахар нравится муравьям.

ворон играет с утра на крыше.

хриплый кашель соседа слышен

так, как будто он спит в мешке

прямо в твоей башке.

то, как переживаешь грязь,

как бежишь ее, — главный вызов.

как уйдешь в нее, матерясь,

как ее разгадаешь, вызнав:

псы, коровы, жуки — цари.

грязь у тебя внутри.

как стыдишься своих темнот,

нетерпимый к чужим помоям:

индия лечит мгновенно от

ложных эго дерьмом и морем.

всюду Бог. ты его омоним.

это — храмы и алтари.

и — у тебя внутри.

все изведай и отрази,

все, что здесь вызывает ярость:

разгляди на свету, вблизи,

как чудесное состоялось:

вот растаскивают усталость,

яд гордыни, яд нелюбви

это принцип. ты ни при чем.

тот, кто вечно был виноватым,

ощущает, что вдруг прощен.

он услышан. он только атом:

Статья в тему:  Какой самый большой размер обуви в мире

в два сосновых ствола охватом,

вооружившийся до бровей

Бог начнет с твоего лица,

как поедешь в тук-туке с рикшей,

как увидишь кокос, возникший

в шаге от своего крыльца:

он найдет тебя, стервеца,

он как молнией голубой

вспыхнет перед тобой

V. message in a clay pot

перевитое таблами пенье юное

заставляет звенеть хитро

целый пляж, сияющий в полнолуние

тускло, как старинное серебро

будто сквозь отверстие в центре купола

льется сонное молоко,

и такая нега поля окутала,

что расслышать будет легко,

как вода прибудет, и звезд удвоится,

псы хвостами забьют, скуля;

как сойдет сюда неземное воинство,

все из горного хрусталя,

прошагав над сором, что море вышвырнет,

в яростном свеченье своем,

принесет оно всякому от всевышнего

глиняную плошку с питьем:

опаленным, страждущим — чтоб не жаждали,

мощным — веры, когда слаба;

проведет прохладной ладонью каждому

вдоль объятого жаром лба,

припугнет домашнего беса настрого,

вытрет алтари добела

и растает, пыль отрясая красную

с алебастрового крыла

просыпайся, сердце: трудись, отлынивай,

не рассказывай об одном:

что было за имя в той плошке глиняной,

перевернутой кверху дном

VI. temple on the hill

нельзя столько помнить, они говорят, а надо жить налегке.

учитель забвения слабый яд приносит мне в пузырьке:

он прячет в дымку утес рубиновый, стирает тропу в песке,

где мы говорим, как руина с руиной, на вымершем языке.

где мы наблюдаем, века подряд, отшельниками в горах:

империи рвутся наверх, горят, становятся сизый прах,

и я различаю пять тысяч двести причин ухмылки твоей.

нельзя все помнить, умрешь на месте, старайся забыть скорей

ведь это твой дом, говорят, не склеп, вот весь твой нехитрый скарб,

и тебе всего тридцать лет, а не двенадцать кальп

и ты не знаешь людей в соседней деревне, где бьет родник,

но из плоти твой собеседник в храме из древних книг?

нет, я не знаю мужчин и женщин с той стороны холма.

в храме ржавый засов скрежещет только приходит тьма,

Статья в тему:  Где можно продать обувь киев

ступени теплые, но прохлада касается плеч, волос,

и мы смеемся, как будто ада изведать не довелось.

как будто не сменим тысячу тел, не встретим сто сорок войн

я просто сижу и любуюсь тем, как профиль устроен твой

как будто мрамор пришел наполнить какой-то нездешний свет

как будто я это буду помнить из смерти, которой нет

Вера полозкова любовь как обувь

Препарирую сердце, вскрывая тугие мембраны.
Вынимаю комки ощущений и иглы эмоций.
Прежних швов не найти — но я вижу и свежие раны,
Ножевые и рваные — Господи, как оно бьется.

Беспристрастно исследую сгустки сомнений и страхов,
Язвы злобы глухой на себя, поразившие ткани.
Яд неверия губит ученых, царей и монахов —
Мое племя в отважных сердцах его копит веками.

В моих клетках разлита бессилия злая отрава,
Хоть на дне их лучатся осколочки Божьего дара.
Слишком горьки разочарованья. Но…
… показать весь текст …

В целом, ты уже точно смертница, с решетoм-то таким в груди. Нo внутри еще что-то сердится. Значит, все еще впереди…

Сколько их сидит у тебя в подрёберье,
бриллиантов, вынутых из руды,
сколько лет ты пишешь о них подробные, нескончаемые труды,
да, о каждом песенку, декларацию, книгу, мраморную скрижаль — пока свет очей не пришлет дурацкую смску «Мне очень жаль».
Пока в ночь не выйдешь, зубами клацая, ни одной машины в такой глуши.
Там уже их целая резервация, этих мальчиков без души.

Детка-детка, ты состоишь из лампочек, просто лампочек в сотню ватт. Ты обычный маленький робот-плакальщик, и никто здесь н…
… показать весь текст …

как у него дела? сочиняешь повод
и набираешь номер; не так давно вот
встретились, покатались, поулыбались.
просто забудь о том, что из пальца в палец
льется чугун при мысли о нем — и стынет;
нет ничего: ни дрожи, ни темноты нет
перед глазами; смейся, смотри на город,
взглядом не тычься в шею-ключицы-ворот,
губы-ухмылку-лунки ногтей-ресницы —
это потом коснется, потом приснится;
двигайся, говори; будет тихо ёкать
пульс где-то там, где держишь его под локоть;
пой; провоцируй; метко ост…
… показать весь текст …

Статья в тему:  Как приклеить термонаклейку на обувь

Помолчи меня, полечи меня, поотмаливай.
Пролей на меня прохладный свой взор эмалевый.
Умой меня, замотай мне повязкой марлевой
Дурную, неостывающую башку.

Укрой меня, побаюкай, поуговаривай,
Дай грога или какого другого варева;
Потрогай; не кожа — пламя; у ока карего
Смола закипает; все изнутри пожгу.

Такая вступила осень под сердце точненько —
Пьешь горькую, превращаешься в полуночника,
… показать весь текст …

Без всяких брошенных невзначай
Линялых прощальных фраз:
Давай, хороший мой, не скучай,
Звони хоть в недельку раз.
Навеки — это всего лишь чай
На верхние веки глаз…
Все просто, солнце, — совьет же та
Гнездо тебе наконец.
И мне найдется один из ста
Красавчик или наглец.
Фатально — это ведь где фата
И блюдечко для колец…
И каждый вцепится в свой причал
Швартовым своим косым.
… показать весь текст …

Питер, говорю я девушке Тане в салоне, это папа, а Москва — мама; они в разводе, и живешь ты, понятно, с мамой, властной, громогласной, поджарой теткой под сорок, карьеристкой, изрядной стервой; а к папе приезжаешь на выходные раз в год, и он тебя кормит пышками с чаем, огорошивает простой автомагистральной поэзией типа « Проезд по набережным Обводного канала под Американскими мостами — закрыт» и вообще какой-то уютнейший, скромнейший дядька, и тебе при встрече делается немедленно стыдно, что ты так редко его навещаешь.

дед владимир
вынимается из заполярных льдов,
из-под вертолётных винтов

и встает у нашего дома, вся в инее голова
и не мнётся под ним трава.

дед николай
выбирается где-то возле реки москвы
из-под новодевичьей тишины и палой листвы

и встает у нашего дома, старик в свои сорок три
и прозрачный внутри.
… показать весь текст …

Статья в тему:  Нужна ли вторая обувь в театре

покуда волшебства не опроверг
ничей смешок, мальчишка смотрит вверх:
там, где у нас пурга или разлука, —
на горизонте вырос фейерверк
секундой раньше собственного звука

там окон неподвижное метро,
дымы стоят, как старые пьеро,
деревья — как фарфоровые бронхи:
всему, всему подводится итог —
и в небе серебристый кипяток
проделывает ямки и воронки

и мы крутые ласковые лбы
… показать весь текст …

Я.
Ниспадающая.
Ничья.
Беспрекословная, как знаменье.
Вздорная.
Волосы в три ручья.
Он — гримаска девчоночья —
Беспокойство. Недоуменье.

Я — открытая всем ветрам,
Раскаленная до озноба.
Он — ест сырники по утрам,
Ни о чем не скорбя особо.
… показать весь текст …

Утро близится, тьма все едче,
Зябче; трещинка на губе.
Хочется позвонить себе.
И услышать, как в глупом скетче:
— Как ты, детка? Так грустно, Боже!
— Здравствуйте, я автоответчик.
Перезвоните позже.
Куда уж позже.

иногда ни черта не весело,
да, красавица?
это младшее поднебесье
тебя касается.
сердце, говорит, задраено,
и вот лезвие.
кто благодарит за здравие
до болезни?

начали сдавать нервы
чаще обычного:
теперь новости браконьеры,
а мы добыча;
порция очередного страшного
… показать весь текст …

Вместо того, чтоб пот промокать рубахой,
Врать, лебезить, заискивать и смущаться,
Я предлагаю всем отправляться [в рифму]
И никогда оттуда не возвращаться.

Мать-одиночка растит свою дочь скрипачкой,
Вежливой девочкой, гнесинской недоучкой.
«Вот тебе новая кофточка, не испачкай».
«Вот тебе новая сумочка с крепкой ручкой».

Дочь-одиночка станет алкоголичкой,
Вежливой тётечкой, выцветшей оболочкой,
Согнутой чёрной спичкой, проблемы с почкой.
Мать постареет и все, чем ее ни пичкай,
Станет оказывать только эффект побочный.

Боженька нянчит, ни за кого не прочит,
Дочек делить не хочет, а сам калечит.
Если графа «отец», то поставлен прочерк,
… показать весь текст …

Как же люди любят себя по всякому убивать, что бы не мертветь…

Давай будет так: нас просто разъединят,
Вот как при междугородних переговорах —
И я перестану знать, что ты шепчешь над
Ее правым ухом, гладя пушистый ворох
Волос ее; слушать радостных чертенят
Твоих беспокойных мыслей, и каждый шорох
Вокруг тебя узнавать: вот ключи звенят,
Вот пальцы ерошат челку, вот ветер в шторах
Запутался; вот сигнал sms, вот снят
Блок кнопок; скрипит паркет, но шаги легки,
Щелчок зажигалки, выдох — и все, гудки.

Статья в тему:  Как уменьшить детскую обувь на размер

И я постою в кабине, пока в виске
Не стихнет пальба невидимы…
… показать весь текст …

Теми губами, что душат сейчас бессчетную сигарету, ты умел еще улыбаться и подпевать.
Я же и так спустя полчаса уеду, а ты останешься мять запястья и допивать.
Я же и так умею справляться с болью, хоть и приходится пореветь, к своему стыду.
С кем ты воюешь, мальчик мой, не с собой ли. Не с собой ли самим, ныряющим в пустоту.

… Если жалеть о чём — то, то лишь о том, что так тяжело доходишь до вечных истин…

«Терять — естественно и важно.
Иначе — будет некуда найти»

Я специалист по бесперебойной подаче слёз —
Ты воспитал в себе выдержку партизанью.
Ты пьёшь кофе в Гостином — я ем в Маяке лазанью,
Ты по бизнесу в Хельсинки — я в колонию под Рязанью
Предотвращать резистентный туберкулёз.

Фильм, в котором почти непроизводима речь.
Она пишет ему откуда-нибудь «тут сыро» —
Он ей очень рекомендует себя беречь.
И они никогда не осуществляют встреч —
А на сэкономленные отапливают полмира.

Ему скопленной нежностью плавить льды, насыпать холмы,
Двигать антициклоны и прекращать осадки.
… показать весь текст …

Классные стихи

Гонево
Нет, придется все рассказать сначала, и число, и гербовая печать; видит Бог, я очень давно молчала, но теперь не могу молчать! Этот мальчик в горле сидит как спица, раскаленная докрасна — либо вымереть, либо спиться, либо гребаная весна.
Первый начал, заговорил и замер, я еще Вас увижу здесь? И с тех пор я бледный безумный спамер, рифмоплетствующая взвесь, одержимый заяц, любой эпитет про лисицу и виноград – и теперь он — да, меня часто видит и, по правде, уже не рад.
Нет, нигде мне так не бывает сладко, так спокойно, так горячо – я большой измученный кит-касатка, лбом упавший ему в плечо. Я большой и жадный осиный улей, и наверно, дни мои сочтены, так как в мире нет ничего сутулей и прекрасней его спины за высокой стойкой, ребром бокала, перед монитором белее льда. Лучше б я, конечно, не привыкала, но уже не денешься никуда.
Всё, поставь на паузу, Мефистофель. Пусть вот так и будет в моем мирке — этот старый джаз, ироничный профиль, сигарета в одной руке.
Нету касс, а то продала бы душу за такого юношу, до гроша. Но я грустный двоечник, пью и трушу, немила, несносна, нехороша. Сколько было жутких стихийных бедствий, вот таких, ехидных и молодых, ну а этот, ясно – щелбан небесный, просто божий удар поддых.
Милый друг — улыбчивый, нетверёзый и чудесный, не в этом суть –
о тебе никак не выходит прозой.
Так что, братец, не обессудь.

Статья в тему:  Что такое обувь сабо

Посвящается юзеру susel_times

Морозно, и наглухо заперты двери.
В колонках тихонько играет Стэн Гетц.
В начале восьмого, по пятницам, к Вере —
Безмолвный и полный, приходит ****ец.

Друзья оседают по барам и скверам
И греются крепким, поскольку зима.
И только ****ец остается ей верным.
И в целом, она это ценит весьма.

Особо рассчитывать не на что, лежа
В кровати с чугунной башкою, и здесь —
Похоже, все честно: у Оли — Сережа,
У Кати — Виталик, у Веры — ****ец.

У Веры характер и профиль повстанца,
И пламенный взор, и большой аппетит.
Он ждет, что она ему скажет «Останься»,
Обнимет и даже чайку вскипятит.

Но Вера лежит, не встает и не режет
На кухне желанной колбаски ему.
Зубами скрипит! Он приходит на скрежет.
По пятницам. Полный. И сразу всему.

Другие статьи в литературном дневнике:

  • 04.01.2014. Классные стихи

Портал Стихи.ру предоставляет авторам возможность свободной публикации своих литературных произведений в сети Интернет на основании пользовательского договора. Все авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора, к которому вы можете обратиться на его авторской странице. Ответственность за тексты произведений авторы несут самостоятельно на основании правил публикации и российского законодательства. Вы также можете посмотреть более подробную информацию о портале и связаться с администрацией.

Ежедневная аудитория портала Стихи.ру – порядка 200 тысяч посетителей, которые в общей сумме просматривают более двух миллионов страниц по данным счетчика посещаемости, который расположен справа от этого текста. В каждой графе указано по две цифры: количество просмотров и количество посетителей.

© Все права принадлежат авторам, 2000-2021 Портал работает под эгидой Российского союза писателей 18+

Статья в тему:  Что делать если обувь натирает задник

Новое в блогах

  • Как вывести сюда мое сообщество?

Сообщество «Мужчина и женщина: лабиринты отношений»

Стихи Веры Полозковой

Стихи Веры Полозковой

СУЖЕНОЕ-РЯЖЕНОЕ

Чтобы был свиреп,

Был как небоскреб,

Чтобы в горле рэп,

А во взгляде стеб,

Чтоб слепил глаза,

Чтоб за ним как за

Туже чтоб ремней,

Крепче, чем броня:

Чтобы был умней

Чтобы не брюзжал,

Чтобы был холен,

Чтобы был упрям,

Чтоб «У этой вон –

Чтобы, пыль вокруг

Он пришел и вдруг –

— Рассказать ему? – Бровь насупит.

Да и делать-то будешь что потом?

— А исчезнуть? Как он поступит?

— Не умрет. Все приходит с опытом.

— А не любит? – Ну значит – stupid,

Пусть тогда пропадает пропадом.

— Уходить от него. Динамить.

Вся природа ж у них – дрянная.

— У меня к нему, знаешь, память –

Очень древняя, нутряная.

— Значит, к черту, что тут карьера?

Шансы выбиться к небожителям?

— У меня в него, знаешь, вера;

Он мне – ангелом-утешителем.

— Завяжи с этим, есть же средства;

Совершенно не тот мужчина.

— У меня к нему, знаешь, – детство,

Детство – это неизлечимо.

Поговори со мной,

Поговори со мной,

Ну поделись со мной

Буду; как рай земной

Поумирай со мной,

Поговори со мной,

Слезы повылей чуть —

Я ведь как оттепель,

Станет легко тебе,

Будто бы сызнова

Встанешь из пламени,

Только держись меня,

Не оставляй меня.

А коль решишь уйти,

Вот те пророчество:

Будешь искать пути,

Да не воротишься.

СОЛНЦЕ

В схеме сбой. Верховный Электрик, то есть,
Постоянно шлет мне большой привет:
Каждый раз, когда ты садишься в поезд,
У меня внутри вырубают свет.

Статья в тему:  Обувь ecco чей бренд

Ну, разрыв контакта. Куда уж проще —
Где-то в глупой клемме, одной из ста.
Я передвигаюсь почти наощупь
И перестаю различать цвета.

Я могу забыть о тебе законно
И не знать — но только ты на лету
Чемодан затащишь в живот вагона —
Как мой дом провалится в темноту.

По четыре века проходит за день —
И черно, как в гулкой печной трубе.
Ходишь как слепой, не считаешь ссадин
И не знаешь, как позвонить тебе

И сказать — ты знаешь, такая сложность:
Инженеры, чертовы провода.
Мое солнце — это почти как должность.
Так не оставляй меня никогда.

ЗА ТОБОЙ

По салютам, ракетным стартам,
По воронкам и перестрелкам –
Я слежу за тобой по картам.
Я иду за тобой по стрелкам.

Между строк, по чужим ухмылкам,
По аккордам, по первым звукам –
Я хожу за тобой по ссылкам,
Я читаю тебя по буквам;

Терпкой кожей своей барханьей,
В звоне полупустых бутылок –
Ты ведь чуешь мое дыханье,
Обжигающее затылок?

Разворачиваешься круто,
Гасишь фары и дышишь тяжко?
Позабыв, что твои маршруты –
Все мои: мы в одной упряжке.

Закольцованы, как в цепочке,
И, как звенья, литы и жестки.
Мы столкнемся в конечной точке.
На решающем перекрестке.

Источники:

http://citaty.info/man/vera-polozkova?page=5

http://www.rulit.me/books/stihi-iz-onlajn-sbornik-si-read-507059-8.html

http://www.inpearls.ru/author/vera+polozkova/page/6

http://stihi.ru/diary/korrall/2014-01-04

http://maxpark.com/community/25/content/2286838

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Adblock
detector